«Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Выпуск 2 (апрель 2011)

Иже во святых отца нашего Афанасия Великаго, архиепископа Александрийскаго,

Толкование на псалом пятидесятый

Содержание: Давыд воспевает этот псалом, содержащий в себе и́споведь в двух преступлениях: в убийстве Урии и в прелюбодеянии с Вирсавиею. Он указывает и всем людям спасительный путь покая́ния, как нéкое искусство непрестанно одерживать победу над врагом. Ибо всегда заботящийся о покая́нии и совершающий его оказывается победителем непрестанно нападающего (врага).
Вводит в псалом и пророчество о будущем общем избавлении от грехов в святом крещении, говоря: окропиши мя, и учение о служении дýхом.
Наконец, показывает, что сохранён у него дар пророчества, потому что не просит даровать ему оный, как лишённый уже дара, а умоляет только не отнимать дара, говоря: не отыми от мене.

Поми́луй мя, Бóже, по вели́цей ми́лости Твоéй. Поелику грех велик, то просит у Бóга и великой милости. И по мнóжеству щедрóт Твои́х очи́сти беззакóние моé. Божии только щедрóты могут омыть руки, осквернённые убийством. Но, чтобы ещё более уяснить сказанное, говорит: (4) наипаче омый мя. И здесь просит о полнотé очищения, чтобы из всего была видна важность прегрешéния. Или: поéлику Нафан сказал уже ему о прощении греха, и различные бедствия много уменьшили оный, то говорит теперь: имею нужду в очищéниях и омовéниях, чтобы совершенно была истреблена и глубоко внедрившаяся сквéрна.

Наипáче омы́й мя от беззакóния моегó, т. е., от беззакония убийства, и от грехá моегó очи́сти мя, т. е., от греха прелюбодея́ния.
Дóлжно же знать, что грех есть отпадёте от добра, а беззаконие - погрешéние против Божественного Закона. Таково начало и греха и беззакония. В этом они и сходны между собою. Ибо согрешающий уклоняется от цели, которая в природе его и сообразна с нею, а цель человеческой природы - жить по разуму, избегая неразумия. Но и беззаконный также, живя невоздержно, погрешáет против закона, какой дан ему в естествé. А посему и ученик Христов, Апостол Иоанн, справедливо сводит воеди́но и грех, и беззаконие, сказав: Всякий, делающий грех, делает и беззаконие [1 Ин. 3:4]. Иначе сказать: грех сходен с беззаконием, потому что всякий, поступающий беззаконно, греши́т.

Яко беззакóние моé аз знáю. И это сказал об убийстве. И грех мой предо мною есть вы́ну. Всюду обносит с собою памятование о грехе прелюбодеяния, потому что не оставляет его грех сей и не отступает от него, но всегда пребывает с ним и мучит его.

Тебé Еди́ному согреши́х, и лукáвое пред Тобóю сотвори́х. То есть, от очей всякого человека скрывшись в беззаконии, не укрылся от Твоих только очей. Потому и говорит: и лукавое пред Тобою сотворих. Воспользовавшись от Тебя многим, воздáл за cиe противоположным тому. Впрочем, не то разумеет, будто бы не сделал несправедливости Урии: ибо можно ли было сказать cиe? Но говорит, что дерзнýл на величайшее беззаконие пред Богом, Который избрал его и из пастуха соделал царём, или, поéлику, укрывшись от очей всякого, не укрылся от очей Божиих, а напротив того, обличён прорóком, или, поéлику, как царь, не подлежал закону человеческому, но, как Богочести́вый, был повинен единому Бóгу, или, поéлику не обличил его никто из людей, вразумил же единый Бог, то говорит: Тебе, единому согреших: я́ко да оправди́шися во словесéх Твои́х. Ты меня, преступившего закон, обличил чрез пророка. Ты прáведен, Ты всегда избавлял меня от врагов, Ты почтил меня царским саном и даром пророчества, а я - мéрзок и убийца. И победи́ши внегдá суди́ти. Это - признание, или исповедáние в грехах.

Се бо в беззакóниих зачáт есмь, и во гресéх роди́ мя мáти моя́. Первоначальным намерением Божиим было, чтобы мы рождались не чрез брак и тление, преступление же зáповеди ввело брак вследствие беззакония Адама, т. е., вследствие уклонения от данного ему Богом Закона. Итак, все, рождаемые от Адама, зачинаются во грехах, подпадая осуждению Прародителя. А сказанное: и во гресех роди мя мати моя - означает, что общая всем нам Матерь - Евва - первая породила грех, как возжелавшая удовольствия. Потому и о нас, подпадших осуждению Матери, говорится, что и мы рождаемся во грехах.
Давыд показывает, как человеческая природа изначала в преступлении Еввы подпала греху, и как рождение стало подлежать проклятию. Ведёт же слово от времён первобытных, желая показать величие Бóжия дáра.

Се бо и́стину возлюби́л еси́, безвéстная и тáйная премýдрости Твоея́ яви́л ми еси́. Смысл речи таков: Ты, Гóсподи, Ты, Который - истина, любишь истину, и хочешь, чтобы мы пребывали в истине, очистишь нас от древнего греха, и очистишь иссопом, так что убелимся паче снега. Иссопу же уподобляет действенность Святого Духа, как возгревающую нас и очищающую всякую в нас сквéрну. А очищение совершится иссопом, т. е., Святым Духом; потому что иссоп есть растение очищающее. Наконец, словами: безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси, – даёт разуметь, что Бог открыл ему Духом Святым всё, что будет, и что положил Он в Своей премудрости.

Окропи́ши мя иссопом и очи́щуся. Сказав: Ты дал Божественные законы и уставы, присовокупляет ещё большее: Ты даровал в законах некие очищения и чрез окропление иссопом. С этою же целью и нам ны́не даруй нечто подобное, так как Ты - тот же Бог. Или, может быть, прикровенно говорит о некоем тáинстве. Моисею в Египте повелено было кровь óвнюю иссопом воскропить на пороги [Исх. 12:22], а мы искуплены наиболее Честною Кровию.
Итак, поéлику воскроплéние крови служило охранением, чтобы живущие в доме не потерпели чего от погубляющего [ангела], то Давыд справедливо, делая таинственное напоминание о той крови, говорит: окропиши мя иссопом, – прикровенно разумея будущее очищение всех Кровью истинного Áгнца – Христá, вожделевая сподобиться сего очищения, которое одно может очистить совершенно и соделать белéе снéга.

Слýху моемý дáси рáдость и весéлие. Дýхом предуготовишь меня снова к тому, чтобы слышимо было мною радование и веселье, какое будет в последние времена. Что же это такое, как не вéдение будущего воскресения, о котором и учил, сказав: возрадуются кости смиренныя? Когда же возрадуются согнившие кости наши? Не по воскресении ли, когда, как говорит другой пророк, кости наши яко трава прозябнут [Ис. 66:14]?

Возрáдуются кóсти смирéнныя. Возрадуется крепость души́ моей, потому что прежде нéмоществовала она под грехами.

Отврати́ лицé Твоé от грех мои́х. Снова обращается к исповеданию.

Сéрдце чи́сто сози́жди во мне, Бóже. Обнови, говорит, обветшавшую душу мою, расстроенную грехом. И дух прав обнови́, то есть, утверди, во утрóбе моéй. Это значит то же, как если бы сказать: приведи в безопасность ум мой, чтобы уже нелегко было ему впасть в грех. И Дýха Твоегó Святáго не отыми́ от менé. Снова молится, чтобы Дух пророческий сошёл на него. Ибо Он оставил его по причине греха.

Воздáждь ми рáдость спасéния Твоегó. Это относится ко всему человеческому роду. Радостью спасения называет пришествие Госпóдне, по сказанному Симеоном: яко видеста очи мои спасение Твое [Лк. 2:30]. Молится же, чтобы и ему быть причастником óного. И Дýхом Влады́чным утверди́ мя. Дýха, Которого прежде назвал Правым, здесь именует Владычным.

Научý беззакóнныя путéм Твои́м. Как скоро избавишь меня от греха, и потом даруешь мне Дýха Твоего Святого, - снова буду учить законопреступных, чтобы ходили путями Твоими.

Избáви мя от крóвий Бóже, Бóже спасéния моегó. Снова возносит молéние, чтобы избавиться от осквернéния, в какое впал убийством Урии, или лучше сказать, избавиться от кровей, то есть, от кровавых жертв, как показывают последующие слова псалмá, в которых сказано: Яко áще бы восхотéл еси́ жéртвы, дал бых убо, и так далее. Возрáдуется язы́к мой прáвде Твоéй. Симмах перевёл это так: «возглагóлет язык мой ми́лостыню Твою». Получив отпущение грехов, не буду молчать, но не престану воспевáть Тебя и повéдаю милости Твои. Поскольку отменил Ты подзаконные жертвы, которые не могут даровать отпущения грехов, то по сему самому принёс я Тебе жертву, какую возлюби́л Ты; а это - жертва, приносимая покая́нием и сердцем сокрушéнным.

Ублáжи, Гóсподи, благоволéнием Твои́м Сиóна. Сионом называет здесь Церковь. Ибо, когда Бог и Отец благоволи́л возглавить всё о Сыне Своём [Еф. 1:10]; тогда и Церкви Своей даровал благие обетования Свои. И да сози́ждутся стéны Иеросали́мския. Стенами Иеросалимскими именует святых священнослужи́телей, ограждающих Церковь Его.

Тогдá благоволи́ши жéртву прáвды. Когда, говорит, ублажишь Сиона и созиждутся стены Иepоcaлимские, тогда и будут приносимы жертвы, жертвы не кровавые, но жертвы правды, т. е., хвалы́. Возношéние и всесожегáемая, и под всесожжéниями разумеет приношение правды и безкровной жертвы. Тогдá возлóжат на олтáрь Твóй тельця́, то есть, тельцов правды, так чтобы всё было от правды, были и жертвы правды, и приношения правды, и всесожжéния правды, и тельцы́ правды.

Бóгу нашему слáва, ны́не и при́сно, и вó веки векóм. Ами́нь.

 

 




ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project